(no subject)

Когда я в начале весны уже возвращался домой  грузовиком, на котором я работаю, слушал радио,как обычно. Новости.  Очередная жертва корона-вируса: умер мужчина 95-ти лет отрода . Глупость  сообщения меня так рассмешила, что чуть не устроил несчастный случай со смертельным исходом. Через несколько дней по радио сказали, что на 100.000 населения уже 12 инфицированных вирусом из которых даже 2 заболели. И тут же ввели по всей Германии обязанность носить хирургические маски,не подходить людям друг к другу, упразднили закон свободы встречи и свободы передвижения и тому подобное ради черезвычайной ситуации.  При этом понятно, что если дышешь через тряпку на лице, то кровь обогащается углекислым газом, мозг начинает голодать воздухом, мыслить ясно не может и человек готов тогда принять любые самые дурацкие предписания правительства. То есть эта тряпка должна быть знаком твоей веры в вирус и защиту тебя от него государством.  И даже слышал по радио, как какой-то политик со вздохом сказал, что от вируса маска на лице не очень помогает, но помогает людям сознавать серьёзность настоящего момента  эпидемии.  Потом из газеты узнал, что, оказывается в большинстве случаев не вскрывают трупы умерших от вируса. Только единственно вот в Гамбурге профессор университетской клиники Püschel произвёл сицирование 200 трупов убитых вирусом и оказалось, что из 200 стариков никто   от вируса не умер, но от совсем других болезней, хотя они и подхватили где-то этот  злой вирус.  Берлинский сенатор отвественный за здоровью горожан Dilek Kalayci на прессконфернции заявила что дистанция к ближнему в полтора метра метра должна соблюдаться обывателями и дома в кругу семьи. Тут я окончательно понял, что я сошёл с ума, не понимаю больше ничего. Кстати, когда 27 июля вылез из грузовика вступить в мой заслуженный отпуск, я почувствал в себе некую хворь. Сначала весьма удручающая непонятная усталость - едва меня хватило на 5 км до озера на велосипеде. Потом заныли суставы. Потом как-то и дышать стало трудно, а потом дышать даже больно. Тепературы не было. Себя проверять я не собирался. Точно во мне вирус, решил я.  Надо было ходить на курсы квалификации, была хорошая погода - купался. Кто-то от меня заразился и пару дней чихал. (Разумеется я вне общего бреда - носить тряпку на лице. Знаю теперь, где  не обращают внимания с намордником я или без - там и зкупаюсь едой. И в общественном транспорте на моём лице нет никакой тряпки) Сам я пару дней  тогда отлежался и отоспался. Ну и пропал куда-то вирус....

(no subject)

чтобы подать документы в учреждение нужно ждать 3 недели, за три недели собрать документы, наконец документы подать. И всё на это столько усилий души, и в день  подачи документов уже нет сил, только дрожь от страха, что какая-то мелочь не позволит мне документы подать, или документов не хватит. Ведь и очередное Bescheinigung ("über Teilnahme an einer Weiterbildung gemäß p5 des Gesetzes...") мне по почте не послали, как обещали, а пришлось-таки чёрти-куда за ним ехать.Поезда в городе не едут из-за Polizeiliche Einsatz ради непонятно чего , всё сразу против меня, чтоб я не был во-время в учреждении. Наконец я в учреждении, от  страха я уже едва могу идти, потому что всё сейчас будет уже точно против меня. Но даже не заставали надевать намордник. Подал документы. Заплатил взносы. Руки дрожат, холодный пот, всё падает у меня на пол, рюкзак, из него телефон и какая-то мелочь. Наконец всё подписано, подшито, документы приняты. И опять три недели ждать, чтоб опять ехать в учреждение получать новые водительские права. И опять все эти три недели каждый день может произойти что-то, что не позволит мне приехать в учреждение, или в учреждении мне не дадут почему-то права.  То есть три недели муки. Три недели без сна. Я ведь знаю хорошо, что всё против меня, всё равно как я не старался бы, всё будет против меня.
От таких переживаний, от такого напряжения даже вино не пьянит, только выпив грохаешься спать. И проснувшись опять боишься что что-то окажется против меня.. С возрастом это становится всё тяжелее.

(no subject)

До сих пор я как то весьма равнодушно смотрел новости, ничего особенного - то возмущение детей,  которые не хотели в школу и придумали спасать человечество от перемены климата, то эта какая-то глупость с рассизмом, мол, если в америке бандиты негры да испанцы, значит, полиция виновата в том, что они их притесняют.  Ну пока это меня всё не касается. Но вдруг какой-то возник вирус. Я уже привык, что государство (немецкое) очень заботится о моём языке, чтоб  я не обидел женщин, и говорил бы  какие-то выдуманные глупые слова вроде как "Studierenden" .Государство тоже не хочет чтоб у меня было б приватное дизельное авто, но смиряется с этим. Государство хочет чтоб я не слишком много курил.  Мне-то какое дело?, пока то тут то там работаю с тем или этим грузовиком, живу в грузовике, проживаю от недели до недели 2000 км по Германии в основном. Но вот надо было продлить водительские права и три недели я дома и тут очередная выдумка государства меня уже касается -   государство захотело чтоб я дышал жопой через штаны, а на морду надел бы тряпку какой пользуются врачи при хирургических операциях! Ладно, ну пускай государство меня считает полным идиотом и окажусь счастливчиком из тех 12 среди 100000, которые прихватили вирус без всякой болезни и признака! Вирус, который только чтоб найти его через тщательные исследования, чтоб оправдать любую смерть, ведь умирать от старости в государстве неприлично. Ну меня, меня до сих пор это мало касалось - ну пускай они там в правительстве тешаться, понятно, придумали вирус, чтоб всякое производство запретить, запретить человеку любую радость, рестораны например, в гости друг другу чтоб не ходили,  природа, значит должна от человека отдохнуть. Понятно ведь - в правительстве государства сплошные зелёные и прочие человеконенавистнические левые. Пуская они там выдумывают их игрушки с гендерным языком, климатом да и против рассизма. Но зачем им чтоб я носил на лице тряпку, когда мне хочется купить пиво?  Вот мне нужно теперь от врача бумажку продлить водительские права Так врач не станет со мной говорить, пока я не оденусь как мусульманская женщина - одни глаза из-под тряпки!  Вобщем я уже устал, думал с меня на всю жизнь СССР хватило, вот меня опять угораздило в какую-то глупую диктатуру вляпаться- это нельзя говорить, то нельзя говорить, да ещё и дышать совсем нельзя, буквально, ради новой гигиенической идеологии!!! Охуели все! Просто  никакого больше нет выхода, как действовать по жизни противоправно! Господи! Ну дай мне продлить права и спрятаться как улитка в мой грузовик, равнодушно просматривать новости чего выдумало опять государство, поспать и утром ехать туда или сюда. - и никакого мне тут вируса или расизма или прочий бред, пускай там дедушки и дети бесятся из-за климата, придумывают названия женщин, которые как-будто не названы, пускай танцуют там с цифрами вируса , которого нет, какое мне дело? Господи ну дай мне продлить права, а потом - потом, ну не знаю, больше продлевать права нельзя, я уже стар, придётся повеситься чтоб зелёные не написали, что я умер из-за их любимого вируса. Только б ещё на пять лет продлить права! Только на пять лет!

(no subject)

С одной стороны это хорошо новый девайс получить но тут вот оказывается мы названы ещё и номером устройства - как арестант при домашнем аресте - волочишь повсюду свой номер эллектронных кандалов - и ежели ты номер сменил - бегство - и изгнан из общества - тебя тутось больше нет - расширение твоего "я" - трансцендентное - потусторонее к реальности,  которую можно взять в руку -  реальность помысленная - вот - в помысленном,  куда поселил знакомцев,  их голоса,  слово ко мне - слово услышу,  а не отвечу - я в бегах - или - помер я,  помер я в трансцендентном противоправно по собственному произволу сменив номер -   если моим условием жизни какой-то номер и Passwort - а нет никакого Passwort пока у права дышать - пока живу без имплантанта, без процессора вживлённого под кожу домашнего животного - хватит с меня номер налоговой декларации, номер больничной страховки, номер счета в банке номер паспорта

(no subject)

Из соображений чисто терапевтических посещаю иногда кафе, которое, как я знаю в рассказах старожил мест моего обитания, вот уже с середины 50-ых годов несмотря на никакие ремонты и обновления, оставалось всё тем же точно заведением, какое открыли тогда сразу только восстановив разбомбленную войной резиденцию чиновников госслужбы.
Полные достоинства красного лака прилавки завершенные витринами толстого гнутого стекла за которым расставлены на подносах пироги, торты, всякая очень привлекательная снедь, зрелищем своей уже и  просто меня насыщает без пробы на зуб и язык.
Но я конечно заказываю кофе и какое-нибудь приятное блюдо, чтоб потом снаружи сесть на лавочку за столом в малюсеньком садике на краю тратуара улицы под монументально разросшейся липой, тянущейся ветками за крышу и угол здания к могилам - там за стеной .
Где как раз с этой стороны находятся ряды одинаковых бетонных квадратов захоронения часто безымянных трупов последних месяцев войны и валявшихся тогда повсюду, прежде чем выжившие собрались востанавливать город .
Публикой этого кофе являются дамы сладко-приторно пахнущие закатом их дней и приличные господа с промытыми морщинами поверх выскарбленых бритвой подбородков, часто вполне окостеневших в долготе  жизни их лиц с выражением сосредоточенного благоволия всему пред их глазами, что приличествует всегда службе контактов с собщественностью.
Здесь я до сих пор упиваюсь сравнительной молодостью в последних потугах моего цветения;  в прихлёбку с кофеем жую пироги в прищур на солнышко через зелень липы и шуршу листами газеты, вскользь оглядывая новости.
Это кафе известное мне последнее прибежище стиля, в то время как сейчас царствует мода на демонстративно небрежно устроенные забегаловки с расписанными похабщиной дверью туалетов и измазанными  краской стен, объвляющих антибуржуазный образ жизни лево-зелённого толка динамичной молодёжи.

(no subject)

После больницы прямо тут лёг на травку у канала. Привалился к деревy и ещё наркоз отошёл не совсем, хотел подремать. Рядом сел у самой воды мужчина средней молодости, слушал что-то в наушниках и мелохолично крошил булочку лебедям. Те толпой у парапета канала толкались в воде, шипели друг на друга, щипали зло друг друга, хватали крошки хлеба с воды. А потом лебедям надоело, стали то расправлять крылья, плескаться, то плавать кругами туда и сюда. От куда-то от деревьев вдруг пошла к берегу этакая облезлая городская ворона, Легко было увидеть её надежду на крошки булочки, но мужчина на ворону совсем не обратил внимание, продолжал тоскливо крошить хлеб в воду канала. Ворона была или голодна или столь уверенна в себе, что раскачивая голову в такт шагов, пуговицами глаз пронзительно смотрела то с одной то с другой стороны на сцену кормления лебедей, и подошла к нам с мужчиной очень-очень близко, прям можно было б ей рукой свернуть шею, Ворона поклевала рядышком стебелёк, взглядывала на лебедей на меня на мужчину тут с булкой в руке. В неприбранном опереньи вороны читалась тяжесть её разочарования. Она не улетала, но также с тем же расшатким птичьим шагом, пошла дальше по газону. Жаль, что у меня не было для неё хлебца. И почему я не попросил мужчину угостить крошками ворону? Он в наушниках, его ничего не волновало кроме только ему слышанное,даже лебеди его не особенно интересовали. А уж тем более-ворона....

Иногда я собак и ворон легче понимаю чем себя самого или прочих. Я всегда внимательно смотрю на ворон - так же как и вороны внимательно смотрят на меня, если как раз не занимаются чем-то им важным.Собаки часто дураки очевидные, а вот вороны звери с достоинством существа взрослого. Собаки встречаются очень опытные, опыт им замещает часто ум. А вот вороны - они просто умны...

Записки карандашом на салфетке:

Грузовик сломан, ночую во дворе мерцедеса сёрвис, 500 км от берлина.

Ну вот - стоимость ремонта 7,5 тыс евро. Шеф, конечно, на это не согласен. Сказал по телефону, что будем думать как меня от сюда эвакуировать. То есть - пошлёт один из наших грузовиков за мной. Но грузовиков - два. Когда у них окажется время сюда заехать - непонятно. От Берлина ко мне грузовику 9 часов езды. Нереально добраться до сюда в субботу - запрет грузового движения с 12-ти ночи субботы. То есть - приедет, значит, в понедельник, здесь ему надо со мной ночевать, только во вторник - обратно на Берлин. Потому что больше 10 часов ехать грузовику нельзя. Вобщем преспектива у меня совсем не радужна. А до моря-то и природы побережья всего 15 км! Сижу в кабине моей машины, тоскую безмерно.

Диспонент мне не звонит, хотя обещал в течении часа со мной связаться, - видимо, он в полной растерянности что со мной делать. Видимо нет даже никого за мной послать:  один водитель с грузом для Парижа, другой сегодня где-то ещё на границе с Австрией. Им добраться бы сначала  до Берлина - наверно лишь послезавтра вечером окажуться в Берлине.  Такое насчастье, зла нет!

Теперь просто кошмар - дождь, холод, не взял с собой ничего тёплого из одежды - в грузовике это ненужно, только мешает, и без того тесно. Надо было доставить заказчику автомобиль, который я вёз на грузовике, поехал этим самым автомобилем к заказчику. Обратно нет  автобуса. Такси.

От городка ехать на поезде, меня ждут три пересадки до Берлина. И каждый раз ждать поезд с час и больше. Никаких вокзалов - полустанки, открытый перон, запертое здание, должное быть вокзалом. Страшно холодно, дрожу. Ещё часов 8 ехать до дома.

Поезд опоздал в Гановер, поезд из Гановера в Берлин уехал без меня. До сих пор я многажды пересаживался с одного на другой поезд - из одного  города в другой. Ну вот теперь мне маяться на вокзале почти всю ночь до отправления в Берлин. Холодно, безприкаянность. Наконец  отыскал кафешку можно сидеть часами и никто тебя не выгонит. Гадкие бутерброды, все едят наспех без какой-либо заботе о вкусе. Куча молодёжи, девочки обтянутые штанами, соки плоти кипят, горячий кофе лишь прикрытие свиданий мальчиков с девочками. Они наверно никогда не спят и им ненужно никуда ехать. Кстати вкушение умерло совершенно - народ питается как дикари, едят лишь полезные для них, как они думают, элименты: не мясцо, но - протоины, не фрукты, но - витамины. Не едем, никакого впечатления от дороги, будто человека посылают в коробке почтой от пункта до пункта. Где продают гамбургеры и кофе, от 6 евро стоимостью. К счастью эта кафешка, где очень возбуждённая молодёжь. А я всему миру чужд.

Пошёл только покурить - тут же негры мне навязывают какие-то наркотические вещества. Я подозрителен верзилам вышибалам - центурионы:  служба безопасности, охраняет привокзальную кафешку.

Бетон. По выходу из вокзала - бетон. Пёстрые огни дискотеки и игорного дома; закрытые для посторнних клубы. Бред, бесонница, дождик, блестящие плиты площади. Бетон. Чёрные тени парочек, мельтяшение мне не понятного движения публики от дискотеки к игорному дому или к ресторанам. Непременные барабаны распева по-всюду на английском языке и почему-то через стиснутые зубы и вопли истошны. Может я ноне очнулся на том свете раньше, чем успел оглянуться на свете тутошном. Ох, поскорее отправиться бы в Берлин....

Ох! Поезд отправится из Гановера с опазданием на 70 мин-- не в 2:40, но в 3:51. Залов ожидания нет. Едва не умирая тащишься то в БургерКинг, то в Кафе без имени.  Если хочешь узнать когда точно пойдёт поезд - приходиться подниматься на перрон. Можно лишь на платформе прочесть, что поезд опаздывает примерно сначало на 30 мин, потом на 40 мин., наконец на 70 мин.

Приехал домой в 7 утра. Поклялся больше никогда ни под каким условием не  пользоваться железными дорогами - у меня здоровье не железное. Общественный транспорт - это проклятие которым человека наградила судьба за какие-то грехи. Грязь, шум, бЕстолочь, мука ожидани, гадкая и дорогая еда, наглая публика - вот вам и общественный транспорт. Признак вырождения христианской цивилизации.

(no subject)

Вопрос в чём и что такое менталитет мне казался до сих пор странным, ведь ну как же найти общее в тысячи частностей восприятия жизни огромного числа людей происхождения одной местности и народа. Конечно есть нечто характерное в характере арабов, или в поведении русских или ответ на ситуацию американцев. Если мы и не сталкивались в быту с арабами, не общались тесно с американцами, то хотя бы косвенно из увиденного кино ими сделанного или написанной ими литературы мы узнаем их физиономии,  но затруднимся сказать что ж было нами узнано. Как только мы решим, что американец практичен, рационален, то сразу же найдём американца мечтателя совершенно не практичного, а воскликнем - как же они наивны!, так сразу укажем американца циника. Вобщем я всегда избегал каких либо определений характера того или иного народа потому, что много общался и с евреями (с изриалитянами я знаком тоже хорошо) и с арабами (я с ними у них работал) и с немцами (среди немцев живу уже больше 30 лет и с ними приятельствую). Но вдруг я услышал от своего брата слово "хозяин", когда я ему рассказывал о своей работе. При этом вспомнил, что и другие русскиe так они называют их работадателей.  Я неожиданно страшно взбесился: что, я собака и у меня хозяин! ?Что, я раб у какого-то хозяина!? Я давно читал то ли у Ключевского, то ли y другого историка как в россии все холопы у боярина, а боярин холоп у государя, а тот холоп божий .А они теперь  в России все принадлежат хозяину! Вот тут я и понял что такое "русский менталитет"  - полное отсутствие сознания автономности своей личности. Послушание и смирение и безрассудная озлобленность, как у собаки, хозяин которой лишь бьёт её ради утверждения своего господства.